Авантюристы
Страница 3

Это были люди отважные, опытные и добрые товарищи. Они заботились о своей жизни так же мало, как о древесном листке, и рисковали ею, лишь бы получить выгодное предложение.

Первый из них носил имя Оливье Клари. Краснокожие, среди которых он долго жил, прозвали его за силу и необыкновенную храбрость Сумахом. Его компаньон забыл свое первоначальное имя и отвечал только на кличку Лунный Свет. Небрежно растянувшись на траве у огня, они одним глазом следили за бедром оленя, которое вместе с несколькими картофелинами должно было составить их ужин, а другим следили за мексиканцами.

Последние же, как только выехали на равнину, приняли военную выправку, обратившую на себя внимание канадцев, тем более что новые пришельцы были хорошо вооружены и казались людьми не робкого десятка.

Охотники подпустили их на пистолетный выстрел, затем поднялись с беспечным видом и встали с оружием в руках поперек дороги.

Дон Орелио приказал своим людям остановиться, посоветовал им остерегаться и быть готовыми броситься к нему на помощь, дал шпоры коню и подъехал близко к охотникам, стоявшим неподвижно на одном месте. Затем он одной рукой остановил лошадь, а другой приподнял шляпу и вскричал громким и ясным голосом:

— Кто вы?

— Мирные люди! — отвечал Лунный Свет по-испански, но с акцентом, по которому легко было узнать иностранца.

— За кого вы? — продолжал допрос дон Орелио.

Лунный Свет бросил лукавый взгляд на своего компаньона.

— За кого мы? Это легко спрашивать, кабальеро. Скажите прежде, за кого вы сами? Нас двое против шести, это сильный аргумент за то, чтобы отвечали сначала вы.

— Хорошо, — ответил дон Орелио. — Мы за бога и независимость, а вы?

Оба канадца вторично обменялись насмешливыми взглядами.

— Признаюсь, сеньор, — отвечал через минуту Лунный Свет, опустив свое ружье и опершись с доверчивым видом на его ложе, — вы задали вопрос, на который довольно трудно ответить. Я и мой товарищ иностранцы, что вы легко можете определить по нашему произношению, и не имеем определенного мнения по интересующему вас предмету. С другой стороны, вы видите по одежде, что мы лесные бродяги, т. е. люди, создавшие культ свободы, и если мы должны непременно иметь свое мнение, то мы, конечно, скорее за независимость, чем за королевскую власть.

— А почему вы не служите ни той, ни другой стороне? — спросил всадник, приближаясь к канадцу, на что тот никак не отреагировал.

— По той причине, о которой минуту назад я имел честь вам говорить, — отвечал Лунный Свет. — Мы чужестранцы, т. е. совершенно не заинтересованы в этих делах, и если примем чью-нибудь сторону, то исключительно ради выгоды.

— Вы благоразумны, как настоящие янки! — сказал, смеясь, дон Орелио.

— Извините, сеньор, — возразил серьезно Лунный Свет. — Не смешивайте, пожалуйста нас с янками. Мы канадцы, а это, прошу вас поверить, не одно и то же.

— Прошу прощения, сеньор, — отвечал учтиво дон Орелио. — Я не имел намерения вас оскорбить!

Охотники поклонились, а мексиканец продолжал:

— Меня зовут дон Орелио Гутиеррец. Уже поздно, и это место не годится для серьезных разговоров. Если вы согласитесь сопровождать меня до гасиенды, находящейся не более трех верст отсюда, то не пожалеете.

— Не говорю вам “нет”, сеньор Гутиеррец, но сделаем лучше так: мне кажется, вы не спешите и можете несколькими часами позже прибыть в гасиенду, не правда ли?

Дон Орелио переглянулся с Вискашей, который понемногу вплотную приблизился к нему.

— Да, — отвечал он, — лишь бы очутиться там завтра утром.

— Хорошо, — с живостью подхватил охотник. — Вы сами заметили, что ночь темна. Примите наше гостеприимство, переночуйте с нами, суп варится, мы вместе поужинаем. Прекрасная звездная ночь не должна вас пугать, мы ляжем рядом, а завтра, как только солнце покажется над горизонтом, мы последуем за вами, куда хотите. Что вы скажете на это?

Дон Орелио еще раз переглянулся с Вискашей, который кивнул ему несколько раз головой.

— Честное слово, — отвечал он, с улыбкой протягивая руку охотнику. — Ваше предложение слишком радушно, чтобы не принять его. Пусть будет по-вашему, только с тем условием, что мои люди прибавят провизии к вашему столу.

— Это как вам угодно, мы проведем ночь, как добрые товарищи, а завтра днем будет виднее, как нам поступить. Предупреждаю, что если ваши условия нам не понравятся, мы свободны от них отказаться.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Гидравлический расчет группы теплообменных аппаратов.
Теплообменный аппарат представляет собой систему трубопроводов змеевиков, соединенных параллельно. ...

Системы холодного водоснабжения
Если в прежние времена в загородных домах не было практически никаких удобств, то в наше время редко кто согласится жить в таких условиях. Все хотят иметь централизованное отопление, горячую и хол ...

Выбор теплообменника
...