Леон-Викарио
Страница 1

Эль Салтилло, называемый также Леон-Викарио, расположен километров на 700 к северу от Мехико, в центре прекрасной, хорошо возделанной равнины. Этот город, теперь богатый и обладающий более чем двадцатитысячным населением, был весьма известен уже в эпоху испанского владычества и пользовался славой благодаря своему здоровому климату.

Мы не будем говорить о теперешнем Салтилло, а постараемся дать понятие об этом городе в ту эпоху, когда происходила наша история.

Как все города, основанные испанцами, он изобиловал церквами, некоторые из которых были очень красивы и богаты. Его улицы были широкие и чистые, а дома — каменные, что довольно редко в Мексике, где люди всегда находятся под страхом землетрясения.

Благодаря многочисленным источникам, бьющим из почвы на большей части улиц, земля, без этого сухая и бесплодная, считалась плодородной. Салтилло был тогда главным пунктом торговли испанцев с краснокожими, которые выменивали здесь необходимые для себя вещи.

Население города разделялось на два класса: испанцев или, вернее, так называемых испанцев, так как большинство из них едва имело восьмую долю европейской крови, а также индейцев Flascaltegues, действительно умных и трудолюбивых обитателей города…

После полудня в городе началось шествие при звуках труб, установленных по обоим сторонам образа Св. Девы. Когда шествие кончилось, образ вернулся в собор.

Тотчас после этого открылась ярмарка со сластями и печеньем, с играми на открытом воздухе, которая должна была продолжиться восемь дней.

Правитель, живший обыкновенно в Когагуиле, столице интендантства, прибыл в Салтилло, чтобы присутствовать на этом оригинальном празднике, славившемся по всей стране и привлекавшем массу иностранцев.

Путешественники въехали в город часа два спустя после открытия ярмарки и очутились вдруг среди толпы гуляющих, запрудивших улицы и прервавших в иных местах движение.

Маленький отряд с большими усилиями продвигался среди этих волн народа, теснившегося вокруг с криками и смехом и пускавшего во все стороны петарды и ракеты. Чем более путешественники проникали внутрь города, тем труднее им было двигаться. Наконец, толпа так сплотилась вокруг, что всадники потеряли возможность сделать хоть шаг вперед.

— Черт бы побрал этих глупцов с их праздником! — проворчал канадец, бросая гневный взгляд на окружающую его человеческую стену. — Мы не можем, однако, оставаться в таком положении до вечера.

— Есть средство двинуться, если вы хотите! — сказал пеон.

— Какое?

— Поворотить в боковую улицу, оставить лошадей в гостинице и отправиться дальше пешком. То, что невозможно для всадника, для пешего может быть достигнуто локтями и плечами, если он силен. Правда, мы рискуем нарваться на неприятности, но нельзя сделать яичницу, не разбив яиц. Я думаю, что нам другого не остается.

— Vive Dios! Вы на этот раз правы, будь вы величайшим мужем из всей Новой Испании! — вскричал радостно канадец. — Я немедленно последую вашему совету.

Но оказалось, что это не так легко сделать, как думал охотник. Во время невольной остановки народ так сгрудился вокруг них, что они очутились словно в тисках.

Надо было, однако, освободиться от этой давки, становившейся каждую минуту все более сильной. По приказу Диего Лопеса двое задних пеонов начали тихо осаживать своих лошадей — повернуть их назад было немыслимо. Канадец и его спутники стали в это же время незаметно трогать своих лошадей направо и налево. Мало-помалу свободное пространство вокруг них увеличилось.

Но тогда вокруг несчастных путешественников возник ужасный концерт из криков, проклятий и угроз, к которым напрасно примешивались просьбы и мольбы людей, ушибленных или придавленных к стенам.

Скоро смятение достигло ужасающих размеров. Уже засверкали в лучах солнца синеватые лезвия длинных ножей, которые мексиканцы постоянно носят за голенищем правого сапога. Уличные бродяги, как и предвидел Диего Лопес, также не замедлили принять участие в этом деле.

Положение путешественников становилось поистине затруднительным, как вдруг один из злых весельчаков, шатающихся на ярмарке, для которых катастрофа — всегда зрелище, вывел их из затруднительного положения, вероятно, невольно.

Этот достойный соперник парижских гаменов имел запас петард и ракет, которые он с чрезвычайным удовольствием пускал в ноги женщин или в карманы мужчин, случайно попадавшихся на дороге. В тот момент, когда гнев народа достиг своего максимума, шутник зажег ракету и направил огонь в ноздри лошади канадца. Животное, уже напуганное криками и ударами, пришло в ярость, поднялось на дыбы с гневным ржанием и бросилось с опущенной головой в самую середину толпы, опрокидывая все на пути и прокладывая широкий путь для остальных всадников. Последние помчались во всю прыть, не обращая внимания на разбитые головы и задавленных женщин и детей.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Натуральный способ лечения
В этой части я позволил себе повторить кое-что из информации, уже встречавшейся вам на страницах данной книги. Я делаю это для того, чтобы у вас сложилось полное представление о значимости воды для ...

Отопление и вентиляция
Современные благоустроенные ванная комната и санузел должны быть не только удобными, красивыми, но и теплыми, с хорошо налаженной системой вентиляции. ...

Организация аналитического учета
В аналитическом учете на счетах второго порядка открываются парные лицевые счета, определенные Списком парных счетов, по которым может изменяться сальдо на противоположное. Допускается наличие остат ...