Свидание
Страница 1

Между тем Оливье Клари вошел в ратушу.

Отступать было уже поздно, следовало двигаться вперед.

Храбрый и беспечный канадец бросил последний печальный взгляд назад, на площадь с веселой толпой, крики которой доносились до него. Он испустил вздох сожаления и опустил голову на грудь. Но, подавив тотчас это недостойное его чувство, он вернулся к своему хладнокровию, гордо выпрямился и твердым шагом вошел в залу, где находились привратники с серебряными цепями на шее.

Как только он показался, один из придворных отделился от группы и подошел к нему медленными и торжественными шагами.

— Кто вы такой? Что вы хотите? — спросил он высокомерным тоном.

— Кто я? — ответил охотник сухо. — Это вас не касается. Что я хочу? Говорить с его превосходительством, доном Гарсиа Лопесом де Карденасом, начальником интендантства.

— О! О! — воскликнул придворный, удивленным взглядом окидывая скромный и более чем небрежный костюм канадца. — Он пришел без всяких церемоний просить аудиенции у его превосходительства! Ну, мой храбрец, последуйте доброму совету и убирайтесь. Мецкаль вскружил вам голову. Выспитесь и не рискуйте более ею.

Не смутившись нисколько таким обращением, канадец посмотрел минуту в глаза своему собеседнику с такой выразительностью, что тот отвернулся в замешательстве, потом, схватив его за пуговицу, он сказал тихим и угрожающим голосом: — Слушайте, сеньор, во всяком другом месте вы дорого бы заплатили за свои слова, но я вас слишком презираю, чтобы считать себя оскорбленным. Я прощаю вас на одном, однако, условии: вы немедленно доложите его превосходительству о сеньоре Оливье Клари и в то же время подадите ему письмо от графа Мельгозы. Ну!

Он оставил его, и ошеломленный слуга, повернувшись на месте два-три раза, молча вышел.

Канадец скрестил руки на груди и стал ждать его возвращения, бросая презрительные взгляды на других слуг, которые издали смотрели на него с любопытством и почти с ужасом.

Отсутствие служителя длилось недолго. Тотчас же он появился вновь и, открывая обе половинки двери в салон, иронично поклонился канадцу:

— Его превосходительство генерал Гарсиа Лопес де Карденас просит дона Оливье Клари потрудиться войти! — сказал он.

Канадец понял, что настал критический момент. Не выказав ни малейшего волнения, он поднял высоко голову и вошел в салон.

Но, переступив порог, он невольно поддался тому чувству боязливой робости, какое овладевает самыми храбрыми людьми, когда они очутятся в непривычной для них обстановке. Было очевидно, что этот храбрец предпочел бы оказаться лицом к лицу с племенем свирепых краснокожих, чем в этом блестящем салоне среди толпы залитых золотом офицеров, насмешливые взгляды которых он инстинктивно чувствовал. Лихорадочный румянец показался на его лице, холодный пот выступил на висках и сердце страшно забилось в груди. Он испытывал не то страх, не то стыд и слабость. Смешение этих трех чувств клокотало в его груди, кружило его мысли и возбуждало его кровь.

Однако огромным усилием воли ему удалось не только почти совершенно укротить это странное волнение, но даже победить его. Он твердым шагом подошел к генералу, который стоял на другом конце комнаты среди группы высших офицеров и с нахмуренными бровями, положив руку на эфес своей сабли, смотрел на него тем приковывающим взглядом, каким змеи, говорят, очаровывают свои жертвы.

Генерал дон Диего Лопес де Карденас был мужчина лет около сорока, высокого и величественного роста. Его лицо было жестко, мрачно и свирепо, у него были насмешливые губы и циничный взгляд. Вдавленный лоб, глаза, близко лежащие от длинного крючковатого носа, и выдающиеся скулы, покрытые сетью синеватых жилок, придавали ему некоторое сходство с кошачьей породой.

На нем был великолепный генеральский мундир с шитьем. В данный момент он кусал свои седые усы и глухо позвякивал шпорами по паркету — знак сильного гнева.

Дон Диего де Карденас принадлежал к самой высшей испанской аристократии и был caballero cubertio. Он участвовал с отличием во всех войнах полуострова против французов. Но, несмотря на доказанную вполне храбрость и неоспоримые таланты, он совершал при этом такие ужасные жестокости, что после отступления французов король принужден был удалить его от себя: он не смел пока еще пренебрегать общественным приговором, так как получил трон скорее благодаря судьбе, чем своим личным талантам.

Мексика, находившаяся тогда в разгаре восстания, казалась королю единственным местом, куда можно было послать генерала Карденаса не в виде ссылки.

Последний, навлекший на себя ненависть, был не прочь удалиться с театра своих убийственных подвигов. Еще и другая причина заставляла его с радостью принять доверенный ему пост: его карьера, скомпрометированная во время долгих войн полуострова, не соответствовала требованиям его гордости, не подходила к его высокому происхождению. Он надеялся, что в стране, взбудораженной возмущениями, ему легко будет ловить рыбу в мутной воде и достичь через несколько лет лучшего положения, чем потерянное.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Сооружение каскадов и водопадов
Падающие с огромной высоты потоки воды поражают своим величием и красотой. Оглушающий грохот водопада дополняет завораживающее зрелище, подчеркивая грандиозность этого великолепного творения природ ...

Натуральный способ лечения
В этой части я позволил себе повторить кое-что из информации, уже встречавшейся вам на страницах данной книги. Я делаю это для того, чтобы у вас сложилось полное представление о значимости воды для ...

Строительство и дизайн фонтанов
Фонтан, где бы он ни находился, на площади или проспекте, – это украшение города, его достопримечательность, а прохладные струи великолепно освежают и увлажняют воздух в жаркий летний день. Ра ...