В открытом море
Материалы о воде / В открытом море
Страница 88

Но вот пыль начала постепенно оседать. Небо очистилось, и моряки вдруг увидели по-сказочному возникший из марева, сверкающий синевой, блеском прибрежной волны холмистый Севастополь.

Громким «ура» они приветствовали город-герой. Катера влетели в Северную бухту, промчались мимо Константиновского равелина, мимо памятника погибшим кораблям, у которого дымно горел подбитый фашистский транспорт, и, повернув в тихую Южную бухту, замедлили ход. Здесь, как и прежде, вода была такой же зеленой, только не хватало кораблей эскадры, гюйсов и флагов. Из воды торчали обгорелые причалы, ржавые палубы, шпангоуты, трубы затонувших кораблей и изогнутые хоботы кранов.

Из огромной воронки вблизи Графской пристани загорелые армейцы черпали воду брезентовыми ведрами и поили коней.

– Не подходите! Тут мины! – кричали они.

– А что нам мины, когда мы дома? – весело ответил Клецко. Он не замечал, как по щекам и усам катились слезы. – Швартуйте к Графской! – приказал мичман.

Вспыхнула сигнальная лампочка, раздалась команда:

– Стоп… Глушить моторы!

Мокрым от пота выскочил Чижеев на верхнюю палубу и на мгновение ослеп от блеска и сухого зноя, ударивших в глаза.

– Севастополь!

Карабкаясь по обгорелым сваям, моряки взбежали по выщербленным снарядами широким ступеням Графской пристани к арке с белыми колоннами и высыпали на широкую площадь Ленина. Бегло окинув ее взглядом, они устремились к каменным воротам и вперегонки начали подниматься на вышку водной станции.

На площадке, высившейся над городом, моряки сдернули с голов бескозырки. Они вновь видели Корабельную сторону, Малахов курган, казармы Учебного отряда, Морзавод и лазурные бухты. Они шарили глазами по знакомым местам и не узнавали их. Весь город, как когда-то древний Херсонес, был превращен в сплошные руины, горы щебня.

Севастопольские улицы заросли травой, ромашкой и маками. Покачивающиеся головки маков виднелись всюду. Ими усыпаны были бульвары, стены изувеченных зданий, спуски к морю, горы мусора.

Чижеев сбросил с себя бушлат, снял полосатую матросскую тельняшку, привязал ее к флагштоку и потянул за трос.

Ветер вздул бело-синюю матросскую тельняшку, и она затрепетала в воздухе. Точно по уговору, друзья вскинули автоматы и дали залп.

Они салютовали черноморской столице, салютовали героям, погибшим за нее, извещали мир о своем возвращении.

– Что случилось? Почему стрельба? – всполошились автоматчики, отдыхавшие под тенью разрушенной стены.

Их успокоил ухмылявшийся регулировщик, наблюдавший с площади за странным поведением моряков.

– Все в порядке! – сказал он. – Матросы радуются.

[1] Такелажный инструмент – инструменты, употребляемые при ремонте тросов, плетении матов, выделке швабр, кранцев и т. п.

[2] Крючковой – матрос, отталкивающий или подтягивающий крюком шлюпку при подходе или отходе.

[3] Салажонком, салагой на флоте зовут молодых, неопытных матросов.

[4] Расход – оставленная на камбузе пища для лиц, занятых службой.

[5] Кранец – железный ящик, в котором хранятся снаряды для первых выстрелов.

[6] Рыбины – щиты из узких планок, предохраняющие обшивку от порчи ногами и грузами.

[7] «Собака» – матросское название вахты от 0 до 4 часов.

[8] Редан – уступ на поверхности днища катера, способствует подъему судна из воды, уменьшая его водоизмещение и тем самым – сопротивление воды движению.

[9] Срез – выемка в корпусе корабля по борту.

Страницы: 83 84 85 86 87 88 

Смотрите также

Лечебные свойства воды
Медики доказали, что всего лишь 10% потерянной жидкости организмом, оказывает отрицательное влияние на обменные процессы в организме человека, а значит, и здоровье его ухудшается. Вода — вещест ...

Введение
Во все времена люди стремились быть ближе к природе, слиться с ней, ощутить всю прелесть гармонии, господствующей в мироздании. Наверное, не найдется такого человека, который бы, глядя на закат и ...

Устройство прудов
Природой создано множество удивительных водных сооружений. Уединенно протекающий в глубине леса ручей или тихий пруд у опушки леса, спрятанный среди зелени и причудливого ландшафта, вселяют в душу ...